Как мы теряем доверие ребенка

Ребенок ждет от нас серьезного отношения к нему. Он дает нам стопроцентный кредит доверия. Как быстро мы растрачиваем этот драгоценный дар?

Выбираем ли мы такое окружение, которое будет уважать его и поддерживать? Позволяем ли мы себе подшучивать над ними за их спиной? Позволяем ли мы другим это делать? Стоим ли мы на стороне ребенка в любой момент его жизни? Может ли он опереться на нас в любую минуту или мы недоступны?

На самом деле удивительно, как долго ребенок способен нас прощать. Он еще раз делает шаг нам на встречу, веря, что мы все таки способны быть такими, какими он нас видит — взрослыми, отвечающими за свои слова и поступки.

И, даже вырастая, он все еще ждет и надеется. Да что там он — мы всю жизнь живем с этой надеждой, пусть даже заваленной обидами и плохими воспоминаниями так, что ее и не видно. Чем старше мы становимся, тем сложнее нам возродить эту веру. И тем больше доказательств нам требуется.

Поэтому, если сегодня мы остаемся глухи к боли ребенка, его желаниям и потребностям, то, пожалуй, нам уже сейчас стоит перестать ожидать теплых слов, объятий и поздравлений к праздникам.

Чужая территория или моя

Ехали сегодня с мамой на пляж молча. Обычно мы о чем-то болтаем, такие минуты тишины встречаются очень редко. И в этой тишине я ощутила внутреннее напряжение «может быть, что-то не так?».

В отношениях мы говорим о важности разговора, проговора, «выговора» своих чувств, сомнений, желаний. Мы говорим о важности доверия.

И совсем мало мы говорим о важности сохранения за другим его права на неразговор. Внутренняя тревога возникает в момент тишины, дергает нас вопросами «все ли в порядке?», «не изменилось ли что?», «по-прежнему ли я любим и нужен?».

Важно остановиться в этот момент, чтобы не задергать другого вопросами своей важности и нужности. Достаточно одного вопроса «у тебя все хорошо?», и ответа на него, чтобы вернуть себе то самое спокойствие.

И, конечно, это возможно из точки глубокого доверия. И, конечно, в том случае, когда на данный момент времени все действительно выговорено и проговорено.